9
2017

Настоящая черная ведьма

СОДЕРЖАНИЕ:

  • Черная Ведьма
  • Настоящая черная ведьма читать онлайн


настоящая черная ведьма

Елена Звездная - Настоящая черная ведьма читать книгу онлайн ➔бесплатно ➔без регистрации. ✮Книжка "Настоящая черная ведьма" полностью на. Слушать аудиокниги онлайн — «Настоящая черная ведьма» Елена Звёздная, бесплатно и без регистрации на goldzoloto.ru Интересные рецензии пользователей на книгу Настоящая черная ведьма Елена Звездная: Книга очень понравилась. Легкая, веселая история./

Мелодия была такая легкая, игривая, и как-то само собой вышло: И солдаты, пританцовывая под мелодию, взяли у меня сопротивляющуюся вывеску и с танцами и плясками потащили прибивать ее на мэрское здание. У меня же взяла и выпала из-за пояса кисточка. И пока я ее поднимала, чуть не свалилась — нет, ну тут мало что меня шатает, еще и земля тоже шатается.

А что, сколько можно, все я да я, надоело уже. И, собственно, после этого настоящая дико злобная и мстительная ведьма отправилась спать. Когда забралась на порог, обнаружила, что Люсинда давно посапывает в кресле-качалке, и приказала Гардэму, он на пороге сидел, затащить ведьму с креслом в лавку.

Скромненький белый котик мгновенно увеличился, встал на задние лапы, подхватил кресло, внес. Я кое-как следом зашла, доползла до душа, даже, кажется, помылась, а не тока сидя под струями воды раздеться умудрилась, потом было ползковое движение до постели, потом… тьма.

Повернув голову на источник звука, узрела морду. Он сидел на стуле рядом с моей кроватью и делал то, что явно очень хорошо умел — предавался бессильной ярости. После чего закрыла глаза и погрузилась с сон. Но заснуть мне не дали, произнеся перед экзекуцией: И на меня обрушился ливень!

Ведро воды не меньше! Подскочив с диким воплем, я уставилась на охамевшую морду, который деловито опустил ведро, в котором, видимо, и принес воду.

Потомственная черная ведьма?! У меня нервно веко задергалось.  Настоящая черная ведьма позволила себе широко улыбнуться.

Мэр глянул на обалдевшую меня в мокрой насквозь ночной рубашке, быстренько отвернулся, затем произнес: Вскочив, стянула с себя мокрую ночную рубашку, схватила халат, надела и, завязывая пояс, босиком слетела по ступеням вниз.

Храп Люсинды был со мной полностью солидарен. Градоначальник покивал, прошел к вешалке, снял мой ведьминский плащ, подойдя, подал мне. А чего — город был выкрашен в черный цвет, от чего освещенные окна напоминали звезды на ночном небосводе: Глухо выругавшись, мэр прошипел: Объясните, почему эта компания, возглавляемая моей вывеской, до сих пор красит город?!

А какое это было заклинание? Вот после такого ни одна уважающая себя ведьма отвечать не станет. Гордо вскинув подбородок, я вошла в лавку, храня не менее гордое молчание. Ошалевшая морда сунулся было за мной и нарвался на Дохрая. А я ушла к себе наверх, чтобы рвануть к сундуку, достать гримуар и начать судорожно искать заклинание, противодействующее малярным работам! Я произнесла с десяток, сидя на балконе, но каждый раз заклинание разбивалось, едва долетев до активной группы солдат, которым моя вывеска все таскала и таскала откуда-то черную краску.

То есть месть все же состоялась. Оно зеленоватой дымкой полетело к малярам-красильщикам… окутало их… рассыпалось. Повернув голову, увидела белого, вольготно сидящего на перилах моего балкона. Осторожно — это он правильно, неосторожным черномагический фолиант может и палец откусить, до локтя примерно. Что меня поразило — на правильном разделе открыл, посуровев, вчитался, подсветив себе синим огоньком, после авторитетно сообщил: Ты спьяну на другом заклинании все замкнула.

И я не задумываясь, ответила: Арвейн чуть не свалился от удивления, потом повернулся к малярствующим и провозгласил: Вывеска и вовсе к нам повернулась и призрачным кулаком погрозила. А солдаты, ошалевшие от усталости, повалились наземь, прям кто где стоял. Неопределенно поведя плечом, я ушла в спальню и нырнула в кровать… Зря! Кровать вся была мокрая!

Послав мэру в спальню ливень ведер на пять, перестелила собственную постель, высушив матрас, и только после этого провалилась в сон.

Не страшно, я вообще пить не люблю. Потом ко мне притопал Гардэм — вполне осязаемый, что в общем-то, учитывая привязку к белому источнику, совсем неудивительно.

Кот устроился под бочком, и спать сразу стало приятнее и теплее. На рассвете захотелось встать, но я подавила желание усилием воли — не желаю сталкиваться с мэром после того купания, которое вчера ожидало его в его спальне. А после мне стало обидно.

Нет, правда, почему из-за кого-то я должна лишать себя удовольствия?! Мы, черные ведьмы, вообще очень трепетно относимся к своим удовольствиям! Поднявшись, ушла в лабораторию. Некоторое время стояла в растерянности, почесывая макушку, а после… Мэр ведь привык передвигаться на лошади, так?! Коварная улыбка расплылась на моем лице.

Настоящая черная ведьма | Елена Звездная | goldzoloto.ru - читать книги онлайн бесплатно

Жаль, вариться зелье будет долго, но мне ведь есть чем заняться, не так ли?! Напевая что-то очень веселое, я поставила котелок на спиртовку, накидала ингредиентов и отправилась готовить завтрак на двоих — да-да, Гардэма теперь придется тоже кормить. Голубоглазый кот, подтверждая данное утверждение, мурча заявился на кухню. Хранитель не спорил, приступив к завтраку.

Я тоже села к столу, налив себе чаю. И вот стоило глянуть на заварник, как вспомнила о Мадине… Жаль, духи говорить толком не способны, мне бы очень хотелось узнать, к кому с горячими булочками отправилась ведьма. Но потом, когда медленно попивала чай, мне вспомнился рожа… в смысле белый маг. Особенно его замечания по поводу черных ведьм и вчерашний поступок с книгой — он ведь, получается, имеет подобную, иначе откуда ему знать все наши узкоспециализированные заклинания… Желание увидеть мага стало непреодолимым.

Торопливо дозавтракав, я надела повседневное ведьминское платье, накрасилась, зачернила и уложила волосы, кольца понатягивала, серьги, блокнот захватила для записей и отправилась пытать мага. Собственно, где его искать, я понятия не имела, но это не имело совершенно никакого значения — к моим услугам были все сплетницы Бриджуотера.

И едва я вышла из лавки, вдохнула полной грудью утренний воздух, в котором витал аромат краски, тут же свернула к лавке булочника, дабы перекинуться парой слов с его словоохотливой супругой. Через несколько минут у меня имелись подтвержденные утренними покупательницами сведения о том, что мага поселили на втором и собственно жилом этаже мэрии, дабы он мог своевременно нейтрализовывать действия приворотных зелий, упорно подливаемых мэру.

Принципиально не благодаря за информацию, все-таки репутация, я с самым суровым выражением лица отправилась в мэрию.

О том, что приближается черная ведьма, стражники узнали заранее. Уж не ведаю как, но сплетни в нашем городке всегда распространялись с неимоверной быстротой, наверное, это какое-то особое, не подвластное нам, ведьмам, бытовое колдовство.

Не знаю, но не успела я и фонтан миновать, как стражники спешно ушли на пересменку и, уже из-за угла выглядывая, не вмешивались в момент моего вторжения в административное здание. К слову, некоторые клерки на рабочих местах уже присутствовали, но стоило мне войти, как все двери тут же наглухо закрылись, а на последней — дрожащей высунувшейся из щели рукой кто-то прикрепил записку: Не солгали — открыв следующую дверь, я увидела ведущие наверх ступеньки. Весело поднявшись на второй этаж, остановилась в некоторой растерянности.

Дело в том, что я только сейчас поняла, что, собственно, не выяснила, в какой именно комнате поселили мага.

То есть по центру, в конце коридора, располагалась двустворчатая дверь, ведущая в комнаты мэра. Ничего особенного — гостиная, спальня, ванная, кабинет, гардеробная, все стандартно. И собственно комнаты мэра меня не интересовали вовсе, но вот вопрос — в какой близости к нему поселили мага?! И если в непосредственной, тогда возникает второй вопрос — справа или слева?

Просто по коридору и справа, и слева двери располагались, так вот… А чего я страдаю, проверю на практике. И я потопала до самых мэрских покоев, чтобы свернув направо — ну, я так полагаю, белым магам полагается селиться справа, открыла дверь. Тот был мокр, гол и всего в одном полотенце на бедрах. Причем последнее оказалось явно не банным и даже до колен ноги не прикрывало.

Кстати, ноги были на уровне, в смысле породистые такие, мускулистые. Но все это не имело значения. Меня вовсе не анатомия господина мэра интересовала, и потому я задала прямой вопрос: Вопрос, кстати, вполне невинный, и я не понимаю, с чего господин мэр вдруг побагровел и взревел: Странный он какой-то и нервный.

И тут у кого-то глаз задергался. Зрелище было крайне приятное, и все бы ничего, но, помимо нервного тика, господин мэр начал еще и кулаки сжимать, а вот это уже смотрелось как-то пугающе. После чего, после секундных размышлений, крутанулась и воззрилась на дверь напротив. Собственно, открыв ее, я и узрела белого мага. Арвейн лежал в постели, закинув руки за голову, отчего были видны все мускулы на обнаженной груди, и старательно притворялся спящим.

Настолько старательно, что одно это уже выглядело подозрительным. Собственно, на фоне откровенного притворства гостеприимно отброшенный уголок одеяла и вторая подушка с алой розой поперек смотрелись уже чересчур. Роза мгновенно приобрела желтый цвет. Оу, а я и забыла. Арвейн приоткрыл один глаз и поинтересовался: Нет, вы мне нравитесь и в повседневном, но хотелось бы повторно увидеть то, регламентированное для охоты на белых магов. Ну просто лично я вообще о белых мало что знаю. Открыв и второй глаз, маг хмыкнул и протянул: После чего откинул одеяло с себя, а затем и вовсе встал.

Это хорошо, что на мне был полагающийся по регламенту слой белил, потому что румянец черной ведьме не приличествует вовсе, а у меня щеки запылали. Ибо в отличие от мэра на маге не было даже полотенца! И в этот момент распахнулась дверь. Причем я точно помню, что ее закрыла, причем плотно.

Арвейн посмотрел на скривившуюся от вопля меня, после на господина мэра и вопросил: В следующее мгновение я с искренним изумлением услышала несколько ругательных фраз, которые поспешила тут же вписать в свой блокнот — такие перлы нужно коллекционировать! И пока увлеченно записывала, морда уже совсем не поэтично пообещал магу оторвать его… тут я снова взялась записывать… и запихнуть ему… это тоже пошло под запись.

Когда же я закончила записывать, Арвейн уже торопливо завязывал пояс спешно надетого халата, видимо, оценив поэтичность угрозы. Я же торопливо перечитала записи, обнаружила пробел и очень, между прочим, вежливо попросила: Вжавшись в спинку кресла, нет, я не боялась, просто кто-то выглядел очень грозно, пробормотала бессвязный бред на тему: Вы же имели наглость заявиться в жилые помещения! Теперь у мэра дернулось и левое веко. Смотрелось оригинально, потому что глаза дергались не в такт.

Вместо ответа морда как заорет: И тут осторожненько вмешался Арвейн, напомнив: И глаза у морды дергаться перестали. А теперь вон отсюда, развратница конопатая!

И осознав, что мысли тут читать никто не умеет, озвучила потрясенное: Прорычав что-то достойное записи в моем блокноте, мэр хватанул меня за запястье, вытащил из кресла, после выволок из комнаты пригвожденного к стене и пытающего высвободиться мага и хамейшим образом закрыл дверь перед моим носом. Обалдевшая черная ведьма не удержалась от устроения маленькой грозы и в новом месте обитания морды, после чего громко крикнула: Нет, правда, причем окончательно. И я все понимаю — город у него теперь слегка темненький, солдаты краску отшкрябывают и сурово на меня поглядывают, местные жители к новым оттенкам домов привыкают, краску опять же, похоже, с мэрского склада вывеска уволокла, но все же!

В чайной госпожи Заварс мне сварили кофе, подали к нему несколько хрустящих печений и вежливо попросили больше не пить. Присмотревшись к чайной, ранее сверкающей золотым тиснением на вывеске, а ныне пугающей беспросветной черной матовостью, решила, что да, больше не стоит. Спустя четверть часа появился сияющий двумя внушительными фингалами господин белый маг.

Еще у мага не было зуба… Но в общем и целом выглядел Арвейн восхитительно. Все было подано на белом подносе, который сильно контрастировал с моим черным, но пиетет и все такое — уважаю. Госпожа Заварс, подав, наклонилась ко мне и шепотом спросила: Госпожа Заварс ойкнула и умчалась к другим посетителям, делиться новостями.

Маг рассмеялся, заказал себе еще пирога и, отставив поднос с горкой косточек, оставшихся после рыбы, пояснил: А вы, как я понимаю, никогда не жили с мужчиной? Вспомнила озверевшую когтисто-волосатую морду, который минут за пять сожрал балык, коего мне хватило бы на неделю как минимум, и загадочно ответила: Ну серьезно, мэр же у меня ел, значит, практически мы жили вместе… минут десять.

Учитывая, что вы заявились в повседневном наряде, меня терзает любопытство. Достав блокнот и перо, я перешла к серьезному: Арвейн прищурил заплывающие глаза и с отнюдь уже не впечатляющей отсутствием зуба улыбкой произнес: Прищурившись, пристально посмотрела на мага. Так, а что я о нем знаю? Хотя должна признать — вопрос страшный. Орден Света был создан более сорока лет назад и стал причиной того, что многие ведьмы поспешили покинуть столицу и укрыться в глухих непролазных чащобах, лишь бы не встречаться с его адептами.

Неприятный холодок прошелся по спине, замерев где-то на уровне сердца. Жутко, если честно, вконец жутко. И тут я вспомнила об одном моменте: И ко всему прочему у него имеются свои козыри в рукаве, которые любого мага низводят до уровня простого смертного. Час от часу не легче! Теперь у меня задергалось веко… Основательно так.

Но после не удержалась от вопроса: Поежившись, перешла к более важному вопросу: Заметно расслабившись, маг, глядя мне в глаза, спокойно ответил: Судя по землетрясению и кровавой луне, пили несколько дней, при последнем глотке ведьма попыталась сопротивляться, но силы были не равны. Насколько я понял из рассказов местных жителей, госпожа Мадина Моргенштейн увлекалась экспериментами.

Видимо, не рассчитав силы, ведьма вызвала демона, объяснить столь дикую смерть чем-либо иным я не могу. Мы некоторое время сидели молча, но затем маг тихо произнес: Посмотрев на него, заметила, как начали разглаживаться ссадины и, собственно, спадать синяки.

Подумала об услышанном, сделала предположение: Слышала, что они без обучения становятся ненормальными. Вот как, то есть не просто член ордена, а и вовсе ищущий. Тьма, а какой был приятный и спокойный городок. Естественно, осталась стоять — ведьма я или как. Ну если так сильно просит — присела, с самым недовольным видом. Улыбнувшись, Арвейн холодно произнес: Второе — у вас теперь есть белый хранитель, он не привязан к одному месту, как Дохрай, позвольте ему вас сопровождать. И третье — если вы правы и госпожу Моргенштейн вероломно убил тот, кого она знала, будьте осторожны, усильте охрану дома, не высовывайтесь за пределы радиуса действия вашего источника.

Поверьте, мне вовсе не хочется в одну далеко не радостную ночь по кровавой луне определить вашу смерть. Маг, уже полностью восстановивший собственное лицо, подался вперед, коснулся моей ладони и, глядя в глаза, ответил: От услышанного запылали уши.

И взгляд как-то забегал, изучая степень прокрашенности городка черной краской, и… И тут Арвейн взял и все испортил, поднеся мою ладонь к губам и принявшись ее поцеловывать! Улыбнувшись, маг вернулся к своему чаю. А едва я, гордо развернувшись, собралась уйти, бросил в спину: Остановилась, с неудовольствием заметив, что к разговору прислушиваются все посетители чайной. Обернулась через плечо и поинтересовалась: Подмигнув мне, нагло ответил: Не удержалась просто, поэтому взяла и щелкнула.

Когда я уходила, за покинутым столиком сидел настоящий белый маг с козлиной головой, но при этом, тихо посмеиваясь, пил свой чай!

И козья башка ему вовсе не мешала, рога, кстати, тоже. Сначала я контролировала, как варится мое вообще не магическое зелье, потом приходил рыбак господин Орунс, просил мазь от подагры — сделала. Затем была госпожа Эвини, с проблемой личного характера — сделала зелье, попросила больше не гулять налево от мужа, тот, по крайней мере, не заразный. После приходили госпожа Ангей и госпожа Урансан с детьми — у обоих крапивница.

Я что, настолько предсказуема?! После обеда, нацепив шляпку с широкими полями, ибо солнце пекло нещадно, я захватила блокнот и вышла на площадь. Остановилась, недоуменно разглядывая марширующих мимо мэрии солдат, а также группку белых магов, которые, почувствовав мое появление, развернулись и уставились на свой антипод.

Что порадовало, так это отсутствие лишних вопросов. Меня молча провезли через весь город к окраине, где за городской стеной имелись пастбища и паслись лошади, подвезли к навесу, под которым собирались извозчики, и вот только после этого господин Шангер обернулся и вопросил: Чуть призадумавшись, извозчик сказал: Через час я узнала, что за последние две недели Мадина никуда толком и не ездила, кроме как четырнадцать дней назад на рынок. После ее видели одиннадцать дней назад, в лавке госпожи Эванс, а более нет.

Мы, черные ведьмы, народ заметный, в смысле замечают нас везде, стало быть, дней десять Мадина действительно к услугам извозчиков не прибегала. Все ясно — булочки затевала. Я побарабанила ногтями по дверце двуколки, задумчиво глядя вдаль. Надо же, как я паршиво умею скрывать свои мысли. А это уже интересно. К слову, уже вечерело, так что я доварила свое зелье для мести наглой мэрской морды, усилив его основательно, поужинала и после еще десятка клиентов, заглянувших в лавку, легла спать.

Увы, легла я, напрочь забыв о том, что желающих поужинать в моем доме теперь двое! Повернувшись на другой бок, я попыталась заснуть.

И все бы ничего, я бы даже Дохрая опять позвала, но тут прозвучало: После чего скрипнула дверь на балконе, мне резко завоняло чем-то, а все тот же мужской голос произнес: Да от такого кто угодно проснется!

И я тоже подскочила на постели, а увидела только удаляющуюся спину белого мага, который нес на руках моего белого кота! Но не успела встать и одеться, как они оба вернулись обратно.

Пришлось прикрыться одеялом, отчего букет белых роз едва не свалился на пол, и, собственно, я поняла что мне воняло. Ты сама что на ужин ела? Попытавшись вспомнить, обнаружила присутствие раннего склероза, но в итоге все же припомнила: Покивав, маг сурово сказал: Гардэм обвинительно подтвердил своим: Пожав плечами, благословила обоих словами: Рядом, мурча, Гардэм доедал вторую порцию сырой рыбы, напротив сидел Арвейн и что-то рассказывал о своих подвигах.

Подтвердите, что вы не робот

Поздние посетители таверны поглядывали на нас с заметным интересом, потому что я сидела в мантии и капюшон не снимала, ибо не в образе. Локти начали медленно разъезжаться, приближая меня к салату из ранней капусты. Это потому, что белые маги рождаются только от белых магинь, я точно знаю, мы это учили. Тьма, я же почти достигла вожделенного. Потерла глаза, попыталась хоть немного проснуться. Гардэм, доев свою рыбу, довольно урча, прыгнул ко мне на колени. Машинально погладила кота, сокрушенно подумав, что он мне весь облик черноведьминский портит.

Взглянула на мага — Арвейн как-то выжидательно смотрел на меня. Соус на носу остался? Отрицательно покачав головой, маг произнес: Попыталась понять, о каком предложении вообще шла речь, не вспомнила. Сухари с медом вспомнила, а предложение нет. И тут из-за соседнего столика донеслось: Недоуменно оглянувшись, увидела за соседним столом сидящих и радостно мне улыбающихся господина Нукту с женой, собственно владельцев ресторана, в котором мы и сидели, и его брата тоже с супругой.

Обе пары даже помахали приветственно. Вторая госпожа Нукта, жена младшего брата, пояснила: Повернулась к Арвейну, посмотрела на него с явным сомнением по поводу услышанного. Что тебе не нравится? Пожав плечами, погладила Гардэма и сказала: Что-то мне во всем этом не нравилось. Даже не знаю что. Собственно, и это тоже, так что: Арвейн поднялся, кинул на стол мелочь за ужин, лишая меня необходимости расплачиваться, обошел столик, протянул руку.

А вот завтра после обеда я… Договорить почему-то не вышло — как-то очень резко меня схватило и притянуло к магу, а потом капюшон взял и упал с головы, а мои губы взяли и оккупировали жадным, отнюдь не пристойно-беломагическим поцелуем и еще тело сжали так, что не продохнуть, и голова закружилась совсем, и ноги подогнулись, и пришлось обнять Арвейна, чтобы не свалиться на пол.

Тяжело дыша, Арвейн оторвался от моих губ, взглянул в мои затуманенные глаза и спросил хриплым шепотом: Но всех затмила матушка Торникай, рванувшая к торговой стойке, где и устроилась, вывалив достоинство, выкормившее всех ее девятерых дочерей собственно на стойку, от чего та жалобно заскрипела, напомнив мне, что пора бы и ремонт сделать.

Кстати, жалобно скрипела не только стойка, пол тоже отозвался надсадным стоном, от чего вся толпа сделала синхронный шаг назад, обоснованно опасаясь провалиться в подпол, а о моем подвале ходили страшные слухи, соответственно, туда никто не хотел. Кроме, похоже, матушки Торникай. Кстати, дочерям передался такой же и голос, и характер, ничего удивительного, что от них даже портовые грузчики улепетывали.

Скривившись так, словно на завтрак у меня были лимоны, а вовсе не два хрустящих пирожка с ягодами, решительно ответила: Глубоко вдохнув, со всем почтением ответила: Мадам поморщилась, после махнула рукой, которая сделала бы по объему честь любой мужской ноге, в смысле бедренной части… да что там мужской — упитанные быки могли смело завидовать подобным объемам конечностей, и выдала: Угу, поговаривают, господин Торникай спать предпочитает на чердаке и не спускается с него на первый этаж, пока госпожа Торникай бродит по второму, так как опасается, что не выдержит пол и рухнет прямо на несчастного мужика, который по объему раз в пять меньше супруги.

Демонстративно прочистив ухо, глянула на мадам, и прямо спросила: У госпожи Торникай согласно затряслись все три подбородка.

Остальная толпа тоже радостно и возбужденно закивала. Кто мне скажет — где логика?! Мужик-то один, а их тут уже штук двадцать в мою лавку набилось, и вот вопрос — делить они его как будут?! Короче, мужика заранее жалко.

Я прекратила попытки вырваться, повернулась к ведьме и испуганно переспросила: Черная ведьма пошатнулась, и оседая на дорогу, выдохнула: В темном переулке раздался мой крик, но морда удержал снова, не позволяя подбежать к упавшей Грехен а когда я, щелкнула пальцами, призывая магию, неожиданно сжал, мои ладони, не позволяя шевельнуть и пальцем, и очень гневно спросил: Этот вопрос выбесил окончательно, и не сдерживаясь в выражениях, я прошипела: Да как же меня бесит этот человек!

Поэтому какой смысл был нанимать извозчика?! Мэр кивнул очень спокойно, словно именно этого ответа и ждал. А затем тихо спросил: Не понимая вообще, о чем он, попыталась снова вырваться и… перестала.

карту атака титанов для майнкрафт 1 7 10

И мэр отпустил меня. Я молча растерла занемевшие ладони, беспомощно оглянувшись, взглянула на лежащую на дороге Грехен. Видеть, ее лежащей здесь, было как ножом по сердцу. Черная ведьма гулко сглотнула и… осталась стоять рядом с мэром. Мрачно посмотрела на ловца. И вообще мне грозил нервный срыв, иначе я бы точно не сделала такого предложения смертному. Господин мэр, сопроводив мое возвращение ироничной улыбкой, преспокойно сказал: Завтрак принесете в лес. Утром я предпочитаю бутерброды с ветчиной, чай и овощи.

Мне безумно хотелось ответить колкостью, но отцовское воспитание вселило какое-то подобие благородства, а морда, как ни крути, сегодня спас мне жизнь. Тьма, кто меня вообще за язык тянул?! А затем морда достал серебряный свисток, подул в него, причем звука в итоге вообще не было, но словно повинуясь призыву, из переулка вышло несколько человек. Не тех, что помогали добить скандага.

Но конкретно для этой операции я задействовал всего восемь специалистов. Вот после этого я просто не могла не спросить: Выражение лица господина мэра стало неописуемым, после чего ловец сообщил: Мрачно выругавшись, придерживая юбки стремительно направилась к лежащей прямо на дороге старушке и… ноги замолотили но воздуху. В первый момент я не совсем поняла что происходит, но после!

виртуоз клавиатурный тренажер

Решила, что не стоит. И потому молча постояла рядом с умной всезнающей и явно опытной мордой, пока какие-то его люди подошли к лежащей Грехен, затем переложили ее в имеющуюся повозку и один из мужчин отчитался: Ведьму увезли в полном молчании.

Мы с ловцом еще немного постояли, после чего я уточнила: Пожав плечами, я неспешно направилась к лавке. Даже не собираясь отвечать, развернулась и направилась домой, от чего-то безумно злясь на морду. В общем, им всем было весело, а мне нет! Меня все раздражало и бесило, даже не знаю почему. Необъяснимо бесил, но основательно. Остановилась, недоуменно глядя на мага, затем вошла, закрыла двери и сложив руки на груди ответила: Альфред поднял голову и молча посмотрел на меня.

Сейчас он выглядел как самый типичный белый маг — распущенные по плечам волосы, хмурое суровое лицо, пристальный немигающий голубой взгляд, решимость и безапелляционность света налицо.

Но что касается решимости и безапелляционности, то мы, черные, белым вовсе не уступаем. И вот это уже было полностью по регламенту.

СОДЕРЖАНИЕ

Да-да, именно так и поступали ведьмы с использованными магами. Правда я березку не использовала, ну да мелочи, по факту он мне совершенно с другой целью понадобился. Жаль магу этого объяснить никак нельзя было. Березка не двинулся с места и выражение его лица стало упрямее. Через мгновение белого мага в моей лавке уже не было, а дверь закрылась сама. После чего, уставшая и расстроенная я отправилась спать, направив впереди себя убирающее заклинание.

Автор книги - Елена Звездная

Так что когда поднялась, в спальне уже никакими белыми магами и не пахло. Стягивая черное платье, подошла к окну, посмотрела на площадь — морда кружил в центре танцевальной площадки белую магиню, практически весь Бриджуотер кружился там же, праздник был в разгаре.

Рожи нигде не было видно. Не удивлена — белые брезгливы, и пусть у них как у нас, черных, нет регламента запрещающего отбивать мага у другой ведьмы, зато У. В этот момент я увидела, как к ступеням моей лавки подошел Альфред с букетом. Маг молча поставил цветы на ступени, развернулся и ушел. На душе стало окончательно паршиво. Нет, по регламенту я все сделала правильно, вот только от этого было как-то совсем мерзко.

А впрочем о какой паршивости на душе может идти речь?! Я черная ведьма, совести, стыда и сопереживания у меня нет и в помине! Напомнив себе об этом трижды, я отправилась спать.

В конце концов, иного выхода в данной ситуации не было, потому что как ведьма я значительно слабее мэтра Октариона, а значит оставалось лишь прибегнуть к хитрости и подлости, что я, собственно и проделала.

И мне не должно быть за это стыдно, вот ни коим образом. И я пошла спать. Ночью, примерно так часов после двух, на площади раздался чей-то отчаянный мужской вопль — сонно приоткрыв один глаз, глянула на часы, прикинула количество прошедшего времени и поняла, что зелье красоты и привлекательности прекратило действие. Да, кому-то очень не повезло оказаться уже женатым. Сон как рукой сняло. Вскочив с постели, накинула ведьминский плащ, выбежала на балкон и рявкнула: На площади, как и всегда после праздников, обреталось пару десятков сильно любящих выпить и не особо любящих после излияний домой ползти — но это до меня, а вот после вопля народ мигом бодренько расползся, чуть ли не рысью, а кто-то, спрятавшись за фонтан, возьми да и крикни: Табличка была насыщенного золотого цвета, надпись черная, ниже красовался штамп мэрии.

Нет, такое мне уже доводилось видеть, к примеру на детских садах и школах. И данная вывеска свидетельствовала, что по любым спорным и имущественным вопросам следует обращаться не к руководству данных заведений, а непосредственно в мэрию, которая, собственно, и патронирует их.

То есть вот так вот с тяжелой руки морды, меня приравняли к… да к детям! В следующее мгновение в табличку полетело заклинание.

И вот после этого, я преспокойно вернулась в лавку, поднялась и легла спать, улыбаясь самой довольной улыбкой. Ночь закончится нормально так и не удосужилась. Ну, ничего, вернется, увидит и окончательно… Бадзиннь! Сообщение умчалось вниз черным облачком, продемонстрировавшись морде самоуничтожилось вспышкой зеленой молнии. А потом мне не спалось — ждала ответа. Не дождавшись, выскользнула из постели и выглянула из-за занавески — морда молча уходил в мэрию, с двумя табличками в руках, это он еще не знает, что там, на мэрии, уже сияет третья.

Ловца, почему-то стало жаль. Все же он мне сегодня жизнь спас и вообще. Так и я, собиралась подружиться с мордой. Точнее отблагодарить за спасение моей черноведьминской жизни. А потому на плите жарились блины и бекон, лопатки и сковородки орудовали без меня, подпитанные магией.

Я же творила бутерброды с ветчиной — магически это не получалось никогда у меня, нож резал слишком большие куски, соответственно приходилось вручную. Но мне, почему-то нравилось и напевая песенку, я резала ветчину и сыр, укладывала зелень, заворачивала все в промасленную бумагу.

В этот момент к лавке кто-то подошел. Кто-то очень недобрый и с очень дурными намерениями. Дохрай мгновенно перешел на боевой режим и устроил пришельцу лавовый душ. Дохрай у меня с нехорошими индивидами не церемонится, так что мне не было смысла даже выходить и смотреть кто там — смысл смотреть на обугленных? Но тут раздался рев: Голос был смутно знаком. А потому у появившегося на кухне Дохрая я лениво спросила: Дух хранитель поднял глаза к потолку. Все ясно — белый маг.

Отрицательно покачал головой, указал когтем на свои плечи, в район, где у белых обычно — эполеты сверкают. Преспокойно продолжила нарезать хлеб. Все понимаю, но какой-то этот белый неугомонный — ни один маг не взглянет на ведьму, которая с другим белым едва ли не на его глазах дочку по регламенту заделала. А выяснить правду рожа никак не мог, это просто нереально.

Раздраженно бросив нож, стремительно вышла из кухни, прошла к выходу и распахнула дверь. Рожа, пошатываясь, стоял перед лестницей, шагах в трех от ступеней. Maг был полугол по причине лавового ливня, в смысле сам-то он регенерировал, даже волосы отрастил, а вот мундир, доспех и плащ пострадали до невосстанавливаемой степени, так что кое-кто пугал пустующую по причине раннего времени площадь обнаженным торсом.

Маг взглянул на меня затуманенными покрасневшим глазами и хрипло произнес: Ты обманула и меня и Альфреда, да? Демонстративно сложила руки на груди, презрительно глядя на белого. Бесит и раздражает, между прочим. Арвейн смотрел на меня с каким-то непонятным чувством во взгляде и молчал. Мне тоже нечего было ему сказать, да и в целом разговаривать с рожей не хотелось. Маг устало покачал головой, затем выдал: Березку стало жаль, но демонстрировать свои чувства я не собиралась — промолчала, продолжая безразлично смотреть на белого.

Мне, откровенно говоря, было совершенно все равно, кого он там еще убивать собрался. Белые они вообще постоянно кого-нибудь убивают.

Сердце взяло и екнуло. И руки похолодели, а еще захотелось колдануть. Так чтобы белого раз и на веки… А потом я искренне самой себе удивилась — с каких это пор я так распереживалась за морду?!

Глянула на небо — оно стремительно светлело, что говорило о скором восходе солнца, затем перевела взгляд на мага, и спросила: Он устало выдохнул и хрипло произнес: А затем, усмехнувшись, белый продолжил: Ты хоть кого-то в своей жизни хоть раз убила? По губам мага скользнула странная улыбка, и пристально глядя мне в глаза, рожа произнес: Или может тебе известно, из-за чего старая Грехен была вынуждена сбежать из Гартвера прижимая к груди свой источник и пробираясь болотами?

Вот как-то никогда об этом даже не задумывалась. Делиться подобной информацией с рожей я не собиралась, так что просто промолчала. Знаю кто твой отец, кто отчим, кто мать. Знаю даже то, что твои родственники не в курсе, где обретается их любимая девочка. Знаю, зачем твоему демону так важно, чтобы ты родила черную ведьму в ближайшее время. Раздражать начал, откровенно говоря.

Маг перестал пошатываться, удивленно вскинув бровь. Решил поугрожать — сходи убейся сам, милосерднее будет, правда. Лично мне совершенно не интересно стоять и слушать твой белый бред воспаленного алкоголем сознания. Ты уже даже не злишь, ты раздражаешь. Даже не глядя на рожу, начала закрывать створку. Ты не спала с Альфредом и Вегард об этом знает. Будь иначе, он не стал бы тебя ждать!

Забавно, я об этом даже не задумывалась. Подумала сейчас, постояв, и поковыряв ногтем краску на двери, задумчиво возразила: А вот на кухне все хорошее настроение иснарилось, как не бывало — почему-то меня очень пугала фраза " Убью Вегарда. О том, как белые маги убивают смертных я была не просто наслышана — видела и не раз. У белых лицензия на убийство, для них это ненаказуемое преступление. Молча дорезав бутерброды, щелкнула пальцами, подзывая тарелку с блинами, тарелку с беконом, и едва те подлетели, завернула также, и уложила в корзинку.

Следом туда была уложена бутыль с чаем, вареные яйца, несколько крупных помидоров, два ножа и две прозрачные стеклянные чашки. То есть завтрак для морды был готов. А после всех приготовлений, приманила из холодильного шкафа два говяжьих окорока, один лег перед оживившимся и проснувшимся в тот же миг Гардэмом, второй, расчленившись на шесть кусков, уложился перед уже давно крутящимися под ногами камышовыми котиками.

Так что кухню я покинула под дружное урчание и довольное чавканье. Говорят сам мэр от нее сбежал, вашей помощью воспользовавшись.

Информация о книге

Это же вы охранника мэрского мэром на одни вечер сделали. Ох и ругалась госпожа Анарайн, когда настоящего господина Вегарда возвращающимся от вас увидела. Хорошо, что под капюшоном моей коварной улыбки не видно. В результате к выходу из города я подъезжала в самом замечательном настроении. А вот едва подъехала, дверь двуколки открыл выступивший из тени мэр, чем поверг в удивление и меня, и извозчика и даже стражников.

Глянув на меня своими карими глазами насыщенного кофейного цвета, мэр перевел взгляд на корзину, затем вновь посмотрел на меня, улыбнулся и достаточно громко произнес: Решил помочь, в деле сокрытия улик. Искрение потрясенная его тоном, хмуро сказала: На козлах странно закашлялся извозчик. Один из стражников почему-то повалился на плиты, кажется, оказавшись в глубоком обмороке. Присмотревшись, поняла, что он из новеньких, раньше я его тут не видела. Стоящий в нескольких шагах от нас сержант, глубокомысленно протянул: Укоризненно посмотрев на меня, морда потянулся, взял корзину, после протянув ладонь мне, помог выбраться из двуколки.

И в полнейшей тишине мы покинули город, выйдя через неприметную калитку в стене. Слегка шелестели листвой высокие дубы, слышалось пение птиц среди ветвей, где-то вдалеке трубил олень, в кустах и траве слышалось шуршание полевых мышей, а мы с мордой шли по узкой тропинке, я заложив руки за спину, он неся корзинку с едой и загадочно улыбаясь. Искоса взглянув на меня, морда неожиданно широко улыбнулся и сообщил: И я бы даже сказала — досадно.

Исключительно из чувства природной черноведьминской вредности решила — этого не делать. Искоса глянула на него — морда шел и улыбался, и выглядел неожиданно молодо. В моем взгляде появилось удивление.

Вы забыли про овощи? А морда взял и задумался. Серьезно так задумался, основательно. Громко, но почему-то совершенно не обидно, и как-то неожиданно я улыбнулась тоже. А потом впереди показался олень. Мы оба остановились, не желая пугать животное, и лесной красавец, вскинув ветвистые рога, одарил нас внимательным взглядом, а затем так же величественно вошел в чащу. Глянула на него, почему-то подумалось, что морда краше… даже не знаю почему. Морда ничего не ответил, лишь бросил на меня откровенно насмешливый взгляд, а затем спросил: Скинула капюшон, подставляя лицо утреннему ветерку и поднимающемуся солнцу.

Удивительное, яркое, наполненное светом и искрящейся росой… И тут почему-то вспомнилась угроза рожи. Искоса взглянув на морду, осторожно спросила: Взгляд ловца стал крайне заинтересованным. Это была удивительная, широкая, чуть злорадная по отношению к белым магам улыбка, выражающая мысль "Пусть приходят".

Странное дело — улыбка меня успокоила. Морда вообще казался каким-то надежным, сильным и знающим что делает, странный он для смертного.

Глянул на меня очень холодно и не менее холодно ответил: Лицо мэра окаменело, движения стали резче. Какое-то время мы шли молча, потом ловец произнес: А вот белые да. Пожав плечами, не стала отвечать. Затем резко развернулся ко мне и выпалил: И остановилась, потому что морда за мной не пошел.

Морда остался стоять на месте, испепеляя меня взглядом породистых глаз. Взглядами он не ограничился, ввернул фразу относящуюся к расхожему мнению: За какой Тьмой я вообще должна отвечать на данный вопрос?!

Остановившись, я посмотрела вдаль, там из-за куста осторожно выглянул заяц, затем вверх, туда где сквозь ветви деревьев проглядывало синее утреннее небо, после себе под ноги, и нехотя призналась: И прежде чем морда вставил бы еще хоть слово, добавила: А вы меня начинаете бесить, господин мэр. И с этими словами решительно направилась вперед. И вопросы у морды дурацкие! Остановившись, развернулась к морде, задумчиво посмотрела на него, и честно ответила: У черных ведьм не принято лезть в чужие дела, господин мэр.

Вы как стая летящих уток — если отстреливать по одной с конца, можно перестрелять весь косяк и никто ничего не заметит. Нахмурившись, я не стала ничего отвечать на этот бред.

А потому что бред! Едва не выругавшись, хмуро заметила: А обычно черные ведьмы о продолжении рода к сорока-сорока пяти годам задумываются. Никакого уважения к черной магии, достал уже. Пожав могучими плечами, морда вместо того чтобы заткнуться, взял и сказал: Так что нужно не вам, госпожа Герминштейн.

Идея отблагодарить морду завтраком за спасение моей жизни была отвратительной! Просто паршивая это была идея. Остановившись, я посмотрела на мэра, который с нескрываемой полуулыбкой следил за мной взглядом, и решила, что с меня хватит.

И развернувшись, решительно направилась назад, в город. Хотелось бы вообще сорваться на бег и промчаться по тропинке вмиг скрывшись от этого… морды.

Хотелось вообще больше его никогда не видеть, и чтобы вещи собрал и из моего города свалил! От прикосновения к моей руке, словно разряд молнии прошелся по телу. Стремительно развернувшись к схватившему меня мэру, я неожиданно оказалась в его объятиях, а потом… Его пальцы скользнувшие но моей щеке… Мои глаза, зажмурившиеся так, словно я боялась их открыть и увидеть… Увидеть, как Джонатан медленно склоняется к моему лицу… Как его тубы ловят мои, накрывая осторожным, едва ощутимым поцелуем… И эти птицы, чье щебетание стало почти оглушающим… И рука ловца, обвившая мой стан, чтобы с силой прижать к его твердому телу… И мой стон… И его "Телль" на выдохе… И плащ, скользнувший по плечам на траву… И… И что-то темное, жуткое, промелькнувшее на грани сознания!

Что-то потустороннее, что ощутилось скорее интуитивно, чем какими-либо органами чувств, что-то смертельно опасное. Я вздрогнула, распахнула испуганные глаза и посмотрела на мэра. Он, тяжело дыша, медленно отстранился, огляделся и хриплым сбивающимся голосом спросил: И мгновенно задержал дыхание, потому что, как и я понял страшное — птицы больше не пели.

И ветерок — его не ощущалось. И деревья словно замерли. И страх, липким жгутом сковывающий все тело… Морда посмотрел куда-то поверх моей головы, нахмурился, и как-то плавно взял и… и задвинул меня за свою широкую спину, абсолютно и полностью перекрыв обзор на происходящее. Морда не отреагировал на колкость, только сказал: От его слов перехватило дыхание. Я осталась стоять на месте, с изумлением глядя на спину морды. Остального то видно мне не было.

Джонатан резко повернулся, одарил меня злым взглядом и прохрипел: Вы будете спасаться или как? Но вместо конструктивного диалога, ловец чуть склонился ко мне и прошипел: Черная ведьма молча и выразительно вскинула бровь. Темная опаснейшая потусторонняя субстанция выпрыгнула из кустов!

Дальнейшие события смешались каруселью — для начала морда отшвырнул меня в сторону с такой силой, что свалившись на траву, меня по инерции проволокло еще шагов пять. А после, поднявшаяся на четвереньки и отплевывающаяся от бурьяна черная ведьма, с ужасом увидела, как Джонатан с одним единственным ножом бросается на громадного черного медведя, чей жизненный срок закончился с месяц назад как минимум.

Мертв и под воздействием подчиняющего заклинания, на что четко указывали его тускло светящиеся зеленым глаза. И медведь не видел мэра — вся его смертоносная туша была четко ориентирована лишь на одну цель. Сверкнул и утонул в шкуре медведя, ничуть не остановив умертвие. Рваными резкими движениями бросившееся на меня. Мэра такое игнорирование его персоны ничуть не обидело — рывок, и Джонатон запрыгнул на медведя сзади, начав самым недвусмысленным образом кромсать его шею, в попытке отделить голову от тела.

Медведь был мертв, он не ощущал боли, он не замечал препятствий, он имел лишь одну цель — убить меня. Его крик засзавил меня подскочить, сбросив охватившее оцепенение, и броситься к городу.

Медведь, осознав, что жертва убегает, упал на все конечности и на четырех лапах помчался за мной. Мэр, проявив чудеса ловкости и явные навыки верховой езды, удержался на медведе, и теперь мчался на умертвии, используя нож в качестве уздечки. Через несколько минут стремительного бега, до меня донесся голос морды: Не оборачиваясь, стараясь сохранить темп, я крикнула: На повороте, перепрыгнув очередной куст, оглянулась — мэр все так же мчался за мной следом, оседлав медведя.

Выражение лица у морды было примечательным, и он явно хотел еще что-то спросить, но понимая, что я моту сбиться с темпа, молчал. И что самое приятное — продолжал держаться за медведя, снижая скорость мчавшегося за мной умертвия. О том, что подумают про все это в городе, лично я не задумывалась до тех пор, пока не ворвалась в Бриджуотер, едва не снеся сержанта, открывающего мне калитку.

К слову сержант меня не узнал, на что недвусмысленно указало его: Но не миновала я и окраины, как с медведя послышалось: У меня не было сил уже даже обернулся. Как не было и возможности крикнуть морде, что это будет ошибкой — умертвие потерявшее цель, начнет искать новые и нападет на жителей города.

Может я и черная ведьма, но мне население было жаль. Тем более это уже город, здесь полно детей. Меня вообще все бесит, я же ведьма, причем черная и потомственная, так что положение обязывает. Я, между прочим, мужику пользу принесу, у него после такой дозировки не то что кишечник, мозги разом прочистятся. Но это оказалось только начало. Кого тут только не было! И госпожа Данкан — почетная старая дева города, пережившая девицей три помолвки, десять сбежавших еще до сего акта кандидатов в мужья и одного почти женившегося после принятия моего зелья священника, который у алтаря все же опомнился, никак высшие силы сжалились, сослался на свои обеты и ретировался.

1 comments on “Настоящая черная ведьма”